Connect with us

Hi, what are you looking for?

Здоровье и красота

Как выглядит насильник?

Как выглядит насильник?
Как выглядит насильник?

И это реальная проблема: отчего-то образ насильника в нашем сознании довольно мрачный.

Мы представляем себе асоциальную личность с голосом злодея из фильмов ужасов и зловещим смехом. Но все стереотипы страшно далеки от реальности.

Мужчина-насильник может быть вполне приличным

В 1976 году американский психолог Самуил Д. Смитман писал диссертацию на тему «Необнаруженный насильник». Он разместил в газете объявление:

«Вы насильник? Разыскиваются респонденты для анонимных интервью по телефону. Звоните с 9.00 до 21.00».

И указал свой номер телефона.

Честно говоря, Смитман сам не верил в успех своей задумки. Ну кто захочет признаваться незнакомому человеку в изнасиловании? Без особого энтузиазма психолог уселся у телефона.

Вопреки ожиданиям, тот все-таки зазвонил. Почти 200 раз!

И кто же звонил Смитману? Это были самые разные мужчины. Программист, который изнасиловал свою знакомую. Художник, который изнасиловал жену друга.

А школьный охранник в красках описал более 10 изнасилований — так он «ставил на место» «богатых ублюдков» из Беверли-Хиллз.

Больше всего Смитмана удивило то, насколько отличались друг от друга насильники: они работали в самых разных сферах, выбирали различные хобби…

В прошлом году тысячи женщин по всему миру рассказывали в социальных сетях истории о сексуальном насилии, сопровождая их хэштегом #MeToo. И результаты Смитмана подтвердились: нельзя нарисовать портрет среднестатистического насильника.

Самому психологу сейчас 72 года, он живет в Южной Каролине и продолжает изучать тему сексуального насилия. И вот к каким выводам пришел.

Раса, возраст и семейное положение, социальный статус никак не влияют на склонность человека к совершению сексуального насилия.

Что же объединяет насильников? В большинстве случаев, первое изнасилование совершается в довольно юном возрасте — в старших классах школы или на первых курсах колледжа. Их жертвами становятся те, с кем насильники знакомы.

И еще один нюанс: очень многие из них уверены, что не являются насильниками. Спроси их прямо — «Ты когда-нибудь насиловал женщину?» — и услышишь решительное: «Нет, я не маньяк»! Но вот если сформулировать вопрос по-другому: «Ты когда-нибудь занимался сексом с женщиной без ее согласия?» — ответ будет положительным.

Секс без желания другого — и есть насилие

В США проводился ряд исследований — студентам колледжей раздавали анонимные опросники. Респондентам гарантировали, что их ответы не будут использованы против них.

Вопросы были составлены определенным образом: исследователи специально избегали слов «изнасилование» и «сексуальное насилие». Вместо этого они задавали конкретные вопросы о действиях и поведении. Оказалось, что многие насильники не осознают свою сексуальную агрессию. «Игнорирование несогласия заняться сексом» отдельным людям кажется вполне допустимым.

Некоторые из этих мужчин совершают одно или два сексуальных нападения, а затем останавливаются. Другие — никто пока не может сказать, какой процент — насилует снова и снова.

Антония Абби, социальный психолог из Университета Уэйна, обнаружила, что молодые люди, которые после первого изнасилования чувствовали себя виноватыми, сожалели о произошедшем, в большинстве случаев больше не допускали проявлений сексуальной агрессии.

Антония Абби

А вот мужчины, которые искали себе оправдание, обвиняли в произошедшем жертву, как правило, продолжали насиловать женщин.

Поэтому очень важно сейчас, чтобы общество не искало оправдания для насильников: они с этим и сами прекрасно справятся. «Ее короткая юбка меня спровоцировала. Зачем было так вызывающе одеваться»?

Только всеобщее осуждение сексуальной агрессии может заставить насильника хоть на секунду задуматься: «Может все-таки я поступаю неправильно»?

Оправдывая агрессора, мы поощряем его совершать новые преступления. А где гарантия, что следующей его жертвой не станет ваша подруга, дочь, сестра?.. Та, которая ненароком бросит «слишком страстный взгляд».

Один насильник, с которым работала Антония Абби, заявил:

«Я чувствовал, что мщу ей за то, что я из-за нее возбудился».

Между экспертами идет активная дискуссия о том, есть ли точка, после которой человек начинает воспринимать сексуальное насилие как норму поведения для себя.

Специалисты говорят о том, что существуют определенные «факторы риска», которые стимулируют мужское насилие. Среди них — тяжелый алкоголь, мифы о женском поведении, сколько раз вы слышали шутку о том, что женское «нет», на самом деле означает «да»?, компания, в которой грубо и пренебрежительно высказываются о женщинах, давление «крутых друзей», «Как, неужели ты такой лузер, что останешься сегодня без секса?!».

Интересный факт: мужчины, которых возбуждают сцены сексуального насилия, не становятся насильниками в реальной жизни, если снимают напряжение при просмотре тематического порно.

А вот мужчины-нарциссы часто встречаются среди сексуальных насильников. Они влюблены в самих себя и не могут смириться с мыслью о том, что кто-то способен отказаться такому красавцу.

Мужчины-нарциссы в факторе риске, ведь как ЕМУ могут отказать?

И еще тревожный звоночек: среди успешных мужчин насильников тоже немало. Истории, которые они потом рассказывают психологам, во многом схожи: «В школе был ботаником, над которым насмехались девочки. Они встречались с хулиганами». Вполне логично, что во взрослой жизни успехов добиваются все же не хулиганы, а те самые ботаники. И используют любую возможность, чтобы отомстить женщинам.

Их заводит само ощущение власти. При этом насильниками «экс-ботаники» себя не считают. Они не согласны с тем, что можно поставить знак равенства между изнасилованием и сексом без согласия партнерши.

Эксперты отмечают: большинство изнасилований совершают не психопаты, а «хорошие парни», которых — случись скандал — будет защищать все окружение.

Поэтому способ бороться с сексуальной агрессией один: публично признать, что это проблема.

VELVET