Connect with us

Hi, what are you looking for?

Здоровье и красота

«Хватило сил не запрезирать себя…» – истории о том, как преодолеть «программу жертвы»

«Пусть горько, но всё же от этих минут
Великая польза —
Минуты позора меня стерегут
От самодовольства.

За тупость, за трусость, за подлость кляня
Всей болью упорной,
Минуты позора спасают меня
От жизни позорной…»
(Борис Скотневский)

«Хватило сил не запрезирать себя…» — эта фраза врезалась в мою память, выстрелив из книги Владимира Леви «ВЕЗЁТ ЖЕ ЛЮДЯМ». Автор среди прочего описывал там свой труднейший путь к тому, чтобы бросить курить. Далеко не один раз известный врач и писатель бросал — бодро, уверенно, ответственно, — и столько же раз срывался, проваливался. И… смог себя не запрезирать, не проклясть, не поставить на себе креста. Хвалил себя за сами попытки жить по-новому, уравновешивал курение интенсивными тренировками, прогулками, пищевыми ограничениями. В конце концов, никотиновая несвобода отступила.

И этой победы не было бы, если бы человек смирился с ролью жертвы и неудачника, возненавидел сам себя — со всеми вытекающими последствиями.

Данная тема — преодоление программы жертвы — одна из самых ключевых, жизненных. Для очень и очень многих (и для меня в том числе). Поэтому здесь — выдержки из писем, из дневников, из монологов разных людей, вставших так или иначе на путь выхода из «жертвенной программы»…

ВРАГА НАДО ЗНАТЬ В ЛИЦО

«А что же такое программа жертвы, надо же знать врага в лицо, правильно? Если попытаться систематизировать, то получается следующее:
— неверие в себя
— самоедство, чувство вины
— ожидание плохого, воспоминания преимущественно о плохом и тяжелом, подставление себя под негативные оценки и действия окружающих
— хроническая тревожность
— хроническая усталость
— желание быть хорошим для всех…»

САМО ОСОЗНАНИЕ ТАКОЙ ПРОГРАММЫ – УЖЕ БЛАГО

«Я увидела, осознала в какой-то момент, что программа жертвы передаётся из поколения в поколение, что мы уже с этим рождаемся. Моя бабушка носила это на себе, практически всю жизнь была покорной, забитой, виноватой — и как будто бы ждала, звала к себе своих преследователей. И они, конечно же, находились.

Радует же меня то, что само осознание подобной программы — это уже благо, это уже дар; шанс остановить и исправить…»

МОЖНО НАЧАТЬ ИСПРАВЛЕНИЕ С ДРУГОГО КРАЯ

«У меня время от времени (не часто, как я потом это стал видеть, где-то 1 — 3 раза в год) случались ситуации падения, позора. Когда я трусил, пасовал, цепенел, терялся в трудных ситуациях, становился «терпилой». И каждый раз после этого казалось, что жизнь кончена. Потом вдруг всплыла в памяти фраза, услышанная от учительницы в школе: «Ситуация не должна уничтожать меня». Я стал думать и понял: можно начать исправление с другого края. Во время самой ситуации трудно бывает изменить жертвенное поведение, но хотя бы после того, как уже всё произошло, я же могу остановить, повернуть свою линию мысли, чувства, действия? Я увидел свою задачу целиком: выйти из роли жертвы, вжиться в роль победителя, сильного человека. Человек таков, в какого себя он верит. А я очень много тренировался, чтобы верить в себя как в труса, предателя, падшего, опущенного, раба…

А значит, надо постоянно упражняться в другом — насколько возможно. Для меня неестественно было после поражений вести себя уверенно и даже радостно, вешать нос и убивать себя было привычнее — но я твёрдо решил отказываться от этой вредной привычки, как от курения, например…»

«МАМА, А ПРАВДА, ЧТО Я ГАДИНА ТАКАЯ?»

«Мама, а правда, что я гадина такая?» — я уже это и забыла, но, по рассказам родителей, именно это я и спрашивала по дороге из детсада домой. Что-то я не так в садике делала, и воспитательница меня называла «гадина такая» и ещё иногда добавляла: «убила бы!»

Будучи ребёнком, я всё же достаточно быстро об этом забывала, потому что много было других впечатлений. Но вот уже с подросткового возраста я почувствовала, как во мне это прочно сидит: мыслеобраз «гадины», которую «убить мало». Я стала жутко нервной и закомплексованной, особенно в том, что касалось отношений с противоположным полом. Была масса попыток устроить т.н. «личную жизнь» — и каждый раз всё очень быстро сходило на нет, я чувствовала себя совершенной дурочкой, ещё больше теряла веру в себя. Уже потом, по мере взросления, я поймала себя на том, что вступала в отношения, УЖЕ заранее будучи уверенной в том, что меня отвергнут, во мне разочаруются.

Хватило сил и ума поменять жизненные установки. Поняла, что хочу смотреть на жизнь широко, не зацикливаться только на том, чтобы поставить галочку в графе «Личное». Поставила себе цель: быть женственной и гармоничной — и в то же время служить какому-то большому и хорошему делу. Стала волонтером в хосписе.

Обратите внимание: Меняем программу «печальный сценарий» на «всё хорошо».

Через эту свою вторую «работу» неожиданно обрела и личное счастье. (Вообще, на мой взгляд, лучше всего личную жизнь выстраивать вокруг хорошего дела). Вот уже 10 лет замужем, 3 дочки растут. И я их учу любить и верить: любить, в частности, и своих мужей будущих и верить, в том числе, и в себя как в умных, красивых и добрых — чтобы их не смогло сбить ни «гадина такая», ни «убила бы»…»

НАДО ВЫМАЛИВАТЬ ТЕХ, КТО СТРАДАЕТ ОТ УНИЖЕНИЯ
«- Случаются ли с вами панические атаки?
— Нет.

Это меня врач спросила на медкомиссии, при приёме на работу. И я ей соврал. Потому что атаки очень даже случались. Я ещё школьником был, когда посмотрел какой-то латвийский телевизионный фильм, — и там, уже под конец, один из героев попал в тюрьму. В камере над ним несколько раз надругались, после чего он повесился. На этой ноте фильм и закончился.

Это были 90-е годы, тогда много было такой чернухи и в жизни, и в искусстве. Все мои друзья это кино тоже видели, мы это обсуждали, с некоторой даже напускной бравадой — а в глубине души у каждого сидел страх. А что если?.. Смогу ли защитить себя, отстоять? Смогу ли подняться, если вдруг со мной такое всё-таки случится? Как остаться человеком, не сломаться, не превратиться в раба и животное — и не свести счёты с жизнью?

Годы шли, и эти проклятые вопросы меня не оставляли — пока однажды я не понял: если уж я так остро это чувствую, то мне нужно начать молиться за всех, кто был несправедливо унижен, поруган, загнан в рабство, кто и сейчас находится в подобном положении, кто внутренне сломлен и уничтожает сам себя. Невозможное человеку возможно Богу — именно поэтому и нужно сострадать, т.е. не жалеть, но вымаливать. И, если есть возможность, то и вдохновлять: ведь есть же немало примеров, когда люди поднимались и после жестоких унижений и жили полноценно — даже БОЛЕЕ полноценно, чем ДО… И как только я начал молиться подобным образом — стало легче… Стало меньше «жертвенности»…»

ТРИ МОДЕЛИ АНТИ-ЖЕРТВЫ
«С ролью жертвы понятно более-менее. А вот что этому противопоставить и как? Поразмыслив, я увидел три модели Анти-Жертвы:
Воин
Ребёнок
Исследователь.

Все они — рабочие, все присущи человеку. Просто нужно найти рабочую модель ДЛЯ СЕБЯ. Мне ближе оказался Исследователь — я не стал с собой бороться, просто стал изучать себя, наблюдать, записывать, анализировать. И как-то само собой напряжение стало спадать, хотя я специально не ставил такой задачи.

И может быть, подумалось мне, жертвенность очень часто произрастает на почве душевного безделья? А?»

_________________________________________________________________

Автор — Тимофей Михайлов (г. Самара): писатель, блогер, поэт, композитор, сценарист.

· Дорогие читатели! Если вы хотите комментировать мои публикации, вы можете это делать, добавившись ко мне в друзья ВКонтакте по ссылке: tirom_dsv Как раз там можем спокойно поговорить на равных, по-человечески, видя друг друга в лицо.

Подписывайтесь на канал, ставьте лайки, рекомендуйте друзьям – и ваше доброе дело вам обязательно вернётся!

#преодоление себя #психология победителя #позиция жертвы #истории из жизни

Еще по теме здесь: Психология.

Источник: «Хватило сил не запрезирать себя…» – истории о том, как преодолеть «программу жертвы».