Connect with us

Hi, what are you looking for?

Здоровье и красота

Другая жизнь: таинство живого образа

Александре не раз приходилось слышать о том, что в кино и на театральной сцене сплошь и рядом происходят явления, глубинная суть которых пока не ясна: после того, как сценический образ «оживлён» богатой палитрой средств актёрской выразительности, образ начинает жить. Уже сам по себе, а не только в воображении актёра и режиссёра.

Александра Викторовна продолжала работать в детском музыкальном театре при гимназии и заниматься на нескольких экспериментальных площадкой наукой. Короче говоря, пахала, как сумасшедшая! Ей было так легче: не так давили житейские проблемы и сознание своей общей неустроенности.

На последней учительской конференции она собиралась продемонстрировать на практике воздействие на детскую психику персонификации образа.

Персонификация — процесс переноса свойств живого человека на неживой объект. Она частенько используется как достаточно яркий литературный приём, но помимо этого, получила широкое распространение в психологии.

Загадка персонификации до конца не изучена. Но эффект её воздействия на человеческую психику, в особенности на детскую, всегда поразителен!

В детском театре особенно ощутима «радость узнавания» человека в сценическом персонаже и потребность детей в этой радости. Популярными у детей становятся персонажи с ярко выраженными личностными качествами – именно этим объясняется популярность, например, Винни-Пуха, Карлсона, «который живёт на крыше», Чебурашки, Крокодила Гены, Кота Леопольда и других.

Популярными у детей становятся персонажи с ярко выраженными личностными качествами

Очередной «мастер-класс» намечалось провести с незнакомой Воронцовой детской аудиторией, в одной из районных школ.

Чисто внешне одна детская аудитория мало отличается от другой. Второклассники сидят напряжённые, очевидно, «накаченные» своим учителем «строгими правилами поведения на уроке». Да еще при таком скоплении учителей и начальства!

Александра Викторовна выкладывает на магнитной доске три картинки.

Первая– с изображением грязной и растрёпанной девочки, разбившей тарелку.

Вторая– мальчика, одетого небрежно, словно с чужого плеча, с тряпкой в руках.

Третья – неопрятной девочки, бросившей на землю игрушки.

Предложив детям внимательно рассмотреть эти картинки, Александра Викторовна спрашивает детей:

– Нравятся ли вам эти ребята?

Малыши, воспитанные на правилах чистоты и аккуратности, робко отвечают с мест: – Нет!

– А почему?

– Потому что они грязные и неряшливые….

– Да! А это значит, что они ещё и ленивые!

Они грязные и неряшливые, и значит — ленивые?

Тогда учитель изменяет ситуацию. Она рассказывает классу историю этих детей. Начиная, конечно, с имени.

Имя – это первое, что получает человек от рождения, оно выделяет его из ряда других людей. С имени начинается жизнь любого образа.

«Эту девочку зовут Таня. История её очень печальна. Воспитывает Таню одна мама, папы у них нет. И вот сейчас Танина мама лежит в больнице, ей предстоит тяжёлая операция. Таня очень любит свою маму. И, конечно, она в страшной тревоге за её жизнь. Ведь тогда она останется на свете совсем одна!

Поэтому естественно, что у Тани всё валится из рук, ничего не идёт на ум, кроме тяжёлых и тревожных мыслей» …

– Это как-то отражается на облике и поведении Тани? – спрашивает детей Александра Викторовна.

Дети начинают добавлять к портрету девочки различные эпитеты: «грустная», «несчастная», «одинокая», «потерянная»…

– Да, она очень печальная!

– Одинокая!

– Растерянная!

– Озабоченная!

– Несчастная!

Александра Викторовна обращает их внимание на вторую картинку:

«А вот этого мальчика зовут Дима. Он – сирота. Его все знают и жалеют в городском квартале, отдают ему старые вещи, еду. Дима не чурается никакой работы: моет машины, подъезды, бегает в магазины за продуктами. Раньше его воспитывала и содержала бабушка, а теперь она не встаёт с постели, у неё болят ноги. В настоящее время у неё одна надежда и опора – её внук, который заботится о ней, как только может…»

И, глядя на детей, все присутствующие видят, что они уже перестроили основную составляющую своих суждений. Им уже жалко детей, они им сочувствуют. Характеризуя Диму, они говорят:

– Да, он такой усталый!

– Он такой хороший, добрый!

– Он такой грустный!

К третьей картинке, которую готовит к обсуждению педагог, ребята уже полностью настроены на понимание и сочувствие к детям, изображённым на картинках. Это видно уже по их взглядам.

Александра Викторовна говорит:

«Эту девочку зовут Машей. Она из благополучной семьи, у неё есть папа и мама. И вот они поехали с папиными сотрудниками в лес за грибами. Маша увидела ёжика и побежала за ним.

Обратите внимание: У КОГО ЕСТЬ РЫБА, ТОТ БУДЕТ СЫТ ВЕСЬ ДЕНЬ. У КОГО ЕСТЬ УДОЧКА -БУДЕТ СЫТ ВСЮ ЖИЗНЬ..

Она не заметила, как убежала далеко от родителей. А когда поняла, что заблудилась, начала плакать, кричать, звать маму и папу. Они, конечно, её тоже искали, но безуспешно. Наступила ночь. Маша прижала к себе игрушки, которые всегда носила с собой, и заснула. Утром она опять стала звать родителей, но лес отвечал ей гулким эхом. И вот она вышла на опушку леса, положила на землю игрушки и не знает, как ей быть, и что дальше делать…»

– Дети, что с этой девочкой может дальше произойти? И как ей помочь?! – спрашивает ребят учительница. И тут же поднимается лес рук! Дети, шумно переговариваясь между собой, делают разные предположения. Каждый из них хочет помочь девочке! Предложи им сценки, и они с радостью согласятся разыграть их у доски!

Проводив и поблагодарив детей, которые «так прекрасно сотрудничали с ней», Воронцова обращается к учительской аудитории. При этом она отмечает, что это, в основном, молодые учителя.

На последнем ряду, как всегда, сидят кураторы, Ваня-Боря, и директор школы, София Дмитриевна. Её появление на этом мероприятии явилось для всех неожиданностью. Но для Воронцовой это всегда только подтверждает тот факт, что для школьного начальства всегда важно то, что «происходит во вверенном им образовательном учреждении». И это нормально.

Обсудив с учителями урок, Александра Викторовна подводит молодых коллег к заключению: «Все дети по природе эмоционально отзывчивы и чувствительны. В душе каждого из них живёт страх остаться одному без родителей, потерять их в незнакомом месте, заблудиться. Поэтому они сразу начинают сочувствовать и сопереживать детям, попавшим в беду».

– Вот видите, что творит с людьми персонификация! – говорит Воронцова. И опять, оседлав своего любимого конька, она делает один из своих выразительных жестов. – Артисту и режиссёру она помогает донести главную мысль, идею до зрителя, вызвав у него соответствующие эмоции. И, когда это делается талантливо, то производит безусловный эффект и доставляет удовольствие зрителю.

Но, когда то же самое делает шарлатан, с большой дороги… Представляете, что живой образ может сотворить с наивными и неопытными людьми! Ведь они подчас, точно дети, становятся жертвой талантливых мошенников! Мошенники тоже бывают талантливыми артистами. И ещё какими! Они так способны мимикрировать, что диву даёшься! Он сыграет тебе жалкое, несчастное существо, и тут же может обернуться волком в овечьей шкуре!

– Ну, а что персонификация на театральной сцене может сотворить с детскими душами? Ведь книга или спектакль для ребёнка – это всегда образец правил и норм поведения!..

Воронцова, сделав жест руками, обозначающий распахнутый занавес, надевает на своё лицо маску клоуна, – весёлого и счастливого. И, мгновенно изменив выражение лица, она превращается в грустное и несчастное существо, должное вызывать соответствующие эмоции…

Но реакция зала на это оказывается совершенно противоположной. Даже строгая Софья Дмитриевна, да и научные кураторы, Ваня – Боря, всегда серьёзные и сосредоточенные, смеются по-детски, прикрывая лица ладонью.

– Да уж, Госпожа Персона! Сказать о тебе, что ты несчастное и беззащитное существо, – это как на статую Екатерины Второй надеть лохмотья!

А Александра думает про себя: «Если бы вы знали!»…
И сделав строгую мину, она продолжает:

– Даже вскользь рассуждая об этих вещах, нельзя не согласиться, что персонификация делает образ жизненно достоверным, понятным и узнаваемым. Можно сказать, что с неё и начинается театр!

#живой образ #персонификация #детская психология #педагогические технологии #детский театр

Еще по теме здесь: Психология.

Источник: Другая жизнь: таинство живого образа.